Размер шрифта:
Цвета сайта
Изображения
Вернуть стандартные настройки

Ольга Борзова: «Путь сближения врача и пациента»

02.03.2012
Ольга Борзова: «Путь сближения врача и пациента»

       В Государственной Думе шестого созыва работают 13 депутатов от Ростовской области. Среди них — заслуженный врач РФ, заместитель председателя комитета по вопросам семьи, женщин и детей, один из разработчиков целого пакета законов о медицине Ольга Борзова. Законы вступили в действие с января этого года.

       «Пятый созыв был отдан общим, глобальным вопросам здравоохранения, — объясняет Ольга Григорьевна. — Законодательно совершён колоссальный прорыв: приняты законы, которые страна не принимала 17 лет, 10 лет. И я рада, что имею к этому прямое отношение».

       Базовый закон «Об обращении лекарственных средств» ввёл государственное регулирование цен на препараты, которые входят в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарств. Второй, «Об обязательном медицинском страховании», ввёл меры по улучшению качества и равнодоступности медицинской помощи. Каждый гражданин, где бы он ни проживал, теперь имеет право получать медицинскую помощь по полису обязательного медицинского страхования там, где ему необходимо.

       И третий закон — «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Это конституция здравоохранения. В полном соответствии с Посланием президента, в котором сказано, что все вопросы, затрагивающие интересы граждан, не могут решаться без учёта их мнения, закон прошёл общенародное обсуждение. Это были парламентские слушания, круглые столы, внесено более 760 поправок.

       — Что нового внёс этот закон?

       — Он определил перечень услуг, которые должны быть бесплатны. Раскрывает механизм выбора врача и медицинской организации. Определяет, и это сделано впервые, право граждан на бесплатную паллиативную помощь (снятие боли при заболевании, которое невозможно вылечить). Закрепляет обязанность работодателей отпускать работников на медосмотры и диспансеризацию. Или вот такое положение: если ребёнок до 4 лет и есть показание для нахождения рядом с ним в стационаре одного из родителей, то взрослому бесплатно предоставляется койка и питание.

       — Это наверняка оценят многие. А вот такое понятие, как модернизация здравоохранения. Что это?

       — Впервые за всю историю отечественного здравоохранения из федерального бюджета, из фонда обязательного медицинского страхования каждый субъект получил целевые деньги на региональные программы модернизации. 12 млрд 480 млн получила и наша область. Из них 9,4 млрд — это деньги федерации, остальные — из регионального бюджета.

       — Что нам ждать от региональной программы?

       — Прежде всего, она даст возможность подтянуть материально-техническое состояние лечебных учреждений, оснастить их современным оборудованием, провести информатизацию — это обязательно. И повысить зарплату медикам. Ростовская область одна из первых заявила, что зарплаты бюджетников будут не ниже, чем в среднем по экономике. Вот эти программы каждый губернатор защищал в Москве.

       — А кто составляет список необходимого?

       — Каждый регион сам, в зависимости от индивидуальных особенностей. Но утверждает в Москве, ведь деньги федеральные.

       — Значит, если в больницу пришёл в упаковке новый прибор, но устаревший, по сути — кто виноват?

       — Региональные программы не могут предусматривать старые технологии. Потому что это программы модернизации.

       — А чем вы планируете заниматься в нынешнем созыве?

       — В этом созыве я хотела бы заняться охраной здоровья детей.

       — Это ваша тема, вы же педиатр.

       — Да, это соответствует моей профессии. На мой взгляд, оказание социальной и медицинской помощи детям, в том числе и лекарственной, — это важнейшая проблема. В программе модернизации около 3 млрд предназначено для оснащения оборудованием детских лечебных учреждений.

       — Говорят, что вы «добыли» для области несколько миллионов.

       — Один миллиард рублей. Который я согласовывала на педиатрическую службу в Ростовской области. В том числе на эти деньги областная детская больница получит магнитно-ядерный резонанс, компьютерный томограф, рентгеновский аппарат. Уже прошли торги. Это ведущее учреждение Ростовской области, и от его оснащённости зависит качество диагностики не только в Ростове, но и во всём донском крае.

       Вопросы социальной обеспеченности, государственной поддержки детей-инвалидов, вопросы реабилитации этих детей — вот чем надо сегодня заниматься. А ещё редкими заболеваниями у детей, их ещё называют сиротскими, или орфанными.

       — Термин «орфанные» знаю. А почему сиротские?

       — Потому что единичные. Эти дети нуждаются постоянно в очень дорогом лечении — всю жизнь. Согласно новому законодательству государство в лице региональной власти взяло на себя адресно финансировать это лечение. Но с этой проблемой одним органам власти на местах не справиться. Не случайно 2012 год считается медиками мира Годом орфанных (редких) заболеваний. Мне хочется обратиться к бизнес-сообществу Дона и напомнить, что помощь таким детям во всём мире оказывает не только власть, но и меценаты.

       — А вы знаете такие примеры?

       — В России таких примеров очень много.

       — А на Дону?

       — В Ростовской области такая помощь носит частный характер: кто-то обратился, кому-то помогли. Я же говорю о системе. О создании благотворительных фондов, которые, привлекая медицинских экспертов, сами решают, кому и как системно помогать.

       — Но ведь бизнес принято тоже как-то поощрять. Налоговыми льготами, например.

       — Да, во всём мире бизнес-структуры, которые занимаются благотворительностью, имеют адекватные государственные меры поддержки. У нас этого нет. Пока.

       — Вы говорите о хороших законах, которые приняты. А многие медициной недовольны. Почему так?

       — Очень многое зависит от правоприменения. В каждый свой приезд в Ростов я веду приём избирателей в региональной общественной приёмной Путина. Вроде много делается, принимаются правильные законы, а люди идут и идут. Не даром мы ругаем чиновников. Порой первым препоном на пути реализации хороших законов становится беспредел чиновников. Пришёл человек к чиновнику — вопросы не решаются. Звоню я — решаются. Что касается медицины, то такой больной отрасли, как наша, найти трудно. Человек, который приходит к врачу, он не здоров. И надо найти подходы к нему. Но ему там нагрубили, там сказали, не подумав. Из этих частностей складывается мнение. В нашей медицине есть много замечательных людей, которые за пять тысяч рублей работают. Вот такая сложная ситуация. Чисто деонтологическая*. Можно построить дворцы для лечебных учреждений. И оснастить их самым современным оборудованием. Но если не вдохнуть дух — проблемы будут.

       — Может, в институтах об этом не говорят? Может, дипломы покупные здесь всплывают?

       — Не все из тех, кто заканчивает наши вузы, идёт в специальность. Но из тех, кто остаётся в медицине, много талантливых, прогрессивных людей.

       — А отношение к профессии?

       — И профессию могут любить. Но, согласна, быть технически продвинутым в медицине не всегда означает быть хорошим специалистом. Медик ещё должен быть добрым, внимательным, чутким. Порой тот, который более внимателен, оставит в сердце больного больше, чем тот, который более техничен. Но с молодыми тоже интересно, с ними надо уметь работать. Мы с первого сентября перешли на новую систему образовательных стандартов в медицинских вузах. И эта система предусматривает такой очень важный вариант, как практическая адаптация врача. На западе все манипуляции, начиная от внутривенных инъекций, осуществляются врачом, это не сестринская манипуляция. Сейчас образование предусматривает больше практических навыков. Поэтому с первого курса студенты больше работают с больным, чем это мы делали раньше. Мне кажется, это один из шагов к сближению врача и пациента.

       — Ольга Георгиевна, недавно наша газета проводила круглый стол о так называемых бэби-боксах, куда мать может положить нежеланного ребёнка. Эти «окна» — для спасения новорождённых, которых по разным причинам в полном смысле этого слова выбрасывают. Недавно опять нашли ребёнка на помойке. Что это такое?

       — Давайте как-нибудь об этом специально поговорим. Это вопросы деградации. Чисто биологический закон материнства заставляет охранять в своём большинстве детёныша. С другой стороны, это проблема, которая требуют особого социального подхода в решении. Например, у нас нет закона, который бы жёстко наказывал родителей, не выполняющих свой родительский долг.

       — А это просматривается в плане законодателей?

       — Об этом уже говорят.