Размер шрифта:
Цвета сайта
Изображения
Вернуть стандартные настройки

Маятник становится условием стабильности

13.01.2012
Маятник становится условием стабильности

       Председатель Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству (представляет в Думе Ростовскую область) Владимир Плигин побывал в редакции «Парламентской газеты» в первую рабочую неделю 2012 года.

       Планировался разговор об очередной политической реформе, однако в ходе беседы оказались затронуты и несколько других, крайне актуальных тем: состояние элит, представительство и будущее среднего слоя, вопрос о легитимности действующей Думы.

       Наш первый вопрос, не являются ли предлагаемые Президентом политические нововведения повторением прошлого, Владимир Плигин предвосхитил сам.

       – Процессы, связанные с государственным и конституционным строительством, развива-ются достаточно часто по маятниковым законам, – сказал он. – Другое дело, что в разного рода обществах это зависит от разбега маятника. Бывают процессы, связанные c большим уплотнением давления государства на те или иные институты или, наоборот, c формированием каких-то новых дополнительных демократических процедур. Обычно это происходит при смене политических партий, которые управляют обществами. И мы находимся в стадии становления этого этапа развития государственности, которая продолжается более чем 1150 лет. Поэтому те законодательные процессы, которые будут прохо-дить в ближайшее время, также подвержены законам развития, определённым законам государственного строительства. И заданы они Посланием Президента Российской Федерации.

       В 90-х годах, когда произошёл формальный отказ от всех государственных институтов, новая российская государственность ещё не сложилась, но были продекларированы принципы перехода к демократическому, федеративному, правовому государству. При этом люди, которые работали в рамках государственной системы, продолжали выполнять свои функции, служить некой абстрактной идее государства. Притом что тогда эта абстрактная идея в той форме, в которой она существовала, начала сама от себя отказываться. Элита, которая была консолидирована вокруг Владимира Путина, понимая исчерпаемость предыдущих государственных институтов, начала концентрированное строительство и воссоздание обновлённых государственных институтов. Произошёл перезапуск деятельности армии, судов, правоохранительной системы. Так начало обустраиваться то, что сейчас называется «вертикаль власти».

       Был период, когда конфликты решались, что называется, по понятиям, с помощью «раз-борок», и на определённом этапе государство стало вытеснять некие саморегулируемые институты. Как только государство начало входить в эту область, правосудие стало более доступным большему числу людей: уменьшились государственные пошлины, стало выгодно получать и исполнять решение суда. Государство организовало службу судебных приставов, начало совершенствовать её деятельность. То есть государство начало возвращать себе отданную в 90-е годы «на сторону», а говоря проще – бандитам, такую функцию, как принуждение. Но её возвращение, конечно, не могло не затронуть и ситуацию с имевшейся тогда абсолютной вакханалией в партийном строительстве. То есть появилась теория о том, что должны существовать несколько крупных партий, которые в любой развитой демократии определяют развитие общества.

       В чём роль партийной машины

       Должны были сформироваться некоторые общественные институты, которые в том числе несут ответственность за развитие страны. То есть был необходим «перенос» нагрузки с собственно государственных институтов, которые не всегда адекватны задачам развития общества, на другие институты гражданского общества, условно говоря, партии, которые несут ответственность за страну. Вообще же с партийным строительством, к счастью или к сожалению, всё достаточно просто. Все политические партии так или иначе отвечают запросам той или иной идеологической и политической направленности. В конце концов, партии – это инструментарий, который должен обслуживать определённый спектр взглядов.

       Но в Российской Федерации политическая партия не должна разъединять общество. Она не должна носить региональный, религиозный или национально-этнический характер. Соответственно партийная машина обязана иметь определённо прочерченный, понятный характер, отражающий спектр взглядов достаточно большого количества людей, но без маргинальной части этого общества. Я бы не хотел, например, чтобы была политическая партия го тов. Хотя, наверное, их взгляды тоже должны быть отражены.

       Но, так или иначе, нужно было структурировать политическое поле так, чтобы оно отражало спектр взглядов большинства граждан. И это было сделано за счёт выборных барь-еров, требования участия в выборных кампаниях, финансирования политических партий, которые набирали определённое число голосов.

       Заменят ли партии площадь

       Сегодня очень легко увлечься революционно-большевистскими идеями. Это слишком легко, и в этом плане наше государство очень демократично. Наш Президент предложил меры, направленные на то, чтобы максимально учесть интересы, представления, пожелания представителей самых разных слоёв общества, в частности среднего класса. Сегодня речь идёт о значительном упрощении порядка регистрации новых партий. Я думаю, что на первоначальном этапе зарегистрируется, наверное, большое количество партий. Найдётся и немало шизофреников, которые будут говорить о том, что они являются новым мессией и только их идеи совершенно правильные.

       Но тем не менее общество уже получило прививку от этого бесконечного количества партий, и, несмотря на их возможное обилие, взгляды можно будет структурировать по трём направлениям. Это – социалистический спектр, правый, когда социальная политика будет «поджиматься», и скорее всего либерально-консервативное направление взглядов, балансировка на сочетании социалистических и рыночных идей. Некогда «Единая Россия» продекларировала политику чистого консерватизма. Но мне представляется, что по своим реальным действиям «Единая Россия» является либерально-консервативной партией, которой удаётся находить баланс.

       Думаю, что в результате этих реформ могут возникнуть другие правила игры, например, формальное документальное нормативное закрепление возможности партий, прошедших в Государственную Думу, занимать определённые позиции в определённых комитетах. Сейчас это делается на основании пакетных соглашений. Можно принять нормативный акт, обязывающий, чтобы какие-то комитеты всегда возглавлял представитель оппозиции, для того чтобы увеличить открытость деятельности Правительства. Всё это вполне возможно.

       На мой взгляд, правящая партия должна более открыто разговаривать с населением, обязана демонстрировать то, что она делает. В настоящее время, думаю, правящей партии нет никаких оснований особенно стесняться за свои действия. Но она должна пони-мать, что проблема поиска виноватых в общественном сознании традиционно реализуется в рамках демократии через смену политической партии, управляющей страной. Такой подход сформировался и у нас, и это носит объективный характер.

       Что стоит за лозунгами

       Не надо увлекаться примитивными идеями, упрощать политические задачи, начинать сначала то, что уже было и ни к чему не привело. Конечно, лозунг «Россия без Путина» кажется ярким и звучащим. Но тем людям, которые пытаются говорить только об этом, нужно понимать, что всё это мы уже проходили. Мы прошли Россию без царя, Россию без КПСС, Россию без Советов и Россию без шестой статьи Конституции. Я не говорю, что это исторически плохо, но, это – этапы пройденного пути, которые должны были многому научить наше общество. Например, нести совместную ответственность. Допустим, вы решили захватить Белый дом – но, как только вы захватите Белый дом, нужно понимать, что у вас сразу же появляется экономическая, политическая, организационная, мораль-ная задача – продолжать платить пенсию 36,5 миллиона людей.

       То есть если ты устраиваешь какие-то акции среднего или иного класса, то нужно попытаться выстраивать одновременно и прагматичную рабочую модель, а не выдвигать абстрактную идею «Россия без Путина» или «Россия без партии воров и жуликов». Я в данной ситуации не хочу даже тратить время на разоблачения и доказывание, что «Единая Россия» – не партия воров и жуликов, это и так все прекрасно понимают.

       В связи с этим у меня есть только одно настоящее опасение. С одной стороны, оно связано с нарастанием возможных тенденций, ведущих к хаосу. Поскольку я помню предыдущий век, я помню людей, которые жили до революции, прожили её уже во взрослом возрасте, прошли через 37-й год, пережили Хрущёва и так далее, у меня при всём пони-мании серьёзнейших изъянов системы, которые имеют место сегодня, сохраняется убеждённость, что Россия исчерпала возможности для хаоса: нет ни человеческого заряда, ни экономического задела. В 90-е годы можно было себе позволить в какой-то степени вольность эксперимента. Сейчас запаса прочности для этого нет. Общество может упасть в пропасть, и, когда мы говорим это о своей стране, к этому нельзя относиться спокойно.

       Поэтому в рамках вышесказанного самое рациональное, что можно предложить, и на это нужно быть сориентированными, – планомерное совершенствование институтов одновременно с устранением несовершенства государства, то есть борьба с коррупционными отношениями, распределением заказов через откаты и блат и так далее. При этом происходить всё это должно в рамках существующих правовых норм. Сегодня любая партия должна учитывать многомерность общества и быть прежде всего направлена на сбере-жение этого общества в целом и конкретного человека в частности, восстановление уважения к жизни конкретных людей. Нам необходимы спокойные трансформации, без рез-ких скачков. Для скачков нет оснований и нет ресурсов.

       Не увлечься революционизмом

       В настоящее время одной из задач государства является отстаивание легитимности Государственной Думы. Нужно быть готовым к продолжению этого разговора, потому что его всё равно заставят продолжать. Для признания нелигитимности Государственной Думы нет совершенно никаких оснований. Там представлен весь спектр политических партий. Поэтому у меня вызывают некое удивление предложения некоторых участников Государственной Думы поставить вопрос о её роспуске. Мне кажется, что люди не додумывают до конца последствия своих слов. Здесь надо понимать, что, ставя под вопрос легитимность Государственной Думы, ты ставишь под сомнение легитимность её решений, конкретных законов. Сейчас надо находить способы увеличить поддержку населения. Нужно поддержать тех людей, которые проголосовали за «Единую Россию». Как? Показывая эффективность работы «Единой России», фракции «Единой России», занимающейся не демагогией, а делающей конкретные шаги по преодолению тех проблем, которые стоят перед государством.

       Например, мне кажется, у нас принижено право человека на жизнь. Принижено и с точки зрения наказания за убийство, и с точки зрения предотвращения нарушений на дороге, и с точки зрения обязанности правоохранителей разыскивать бесследно исчезнувших лю-дей и так далее. Нужно выстраивать реальные институты борьбы с коррупцией. Но меня смущает то, что сейчас в обществе всё больше и больше нарастает требование увеличения различного рода контрольных функций разных институтов над деятельностью госу-дарства, в том числе не традиционных государственных, а каких-то иных. Очень важно, чтобы не было утяжеления в этой сфере, превращения страны советов в страну контролёров государственного аппарата. Поэтому надо развивать традиционные институты, добиваться их эффективной работы, понимания их действий, завоёвывать голоса людей, разговаривая с тем же средним классом. И избавь нас бог от традиционного увлечения российской интеллигенции, когда не задумываясь ставятся некоторые вопросы, за которые потом их же и убивают.

       Поэтому я многим моим знакомым рекомендовал, чтобы они купили сборники писем и воспоминаний представителей русской эмиграции о том, что случилось с Россией. Если бы Веру Засулич посадили очень надолго, то тогда мы могли бы жить в совершенно иной стране.

       По материалам Парламентской газеты