Размер шрифта:
Цвета сайта
Изображения
Вернуть стандартные настройки

Александр Ищенко дал интервью информационному агентству РБК

29.04.2020
Александр Ищенко дал интервью информационному агентству РБК

Председатель Законодательного Собрания Ростовской области Александр ИЩЕНКО (фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ») рассказал РБК Ростов о работе во время пандемии, главных мерах поддержки населения и бизнеса, а также посоветовал, чем заняться в период самоизоляции.

О коронавирусе

– Насколько Ростовская область оказалась готова к вызовам в условиях распространения коронавирусной инфекции? И как вы бы оценили скорость и эффективность реакции властей?

– Наверно, быть готовым к такого рода событиям невозможно. Конечно, оценки у людей могут быть диаметрально противоположными. Но я считаю, что органы власти Ростовской области в целом достаточно эффективно реагируют на те реальные и потенциальные угрозы, которые вызывает распространение коронавируса.

Мы изучали опыт работы Москвы, Санкт-Петербурга, других регионов и других стран. Например, я ежедневно мониторю итальянский ресурс, оперативно отслеживающий ситуацию с заболеванием в каждой провинции, чтобы понимать, как развивается худший сценарий. Это нужно, чтобы сравнивать его с тем, что происходит в России и Ростовской области, быть готовыми принять то или иное решение.

Мне кажется, что Ростовская область, несмотря на определенные сложности с ростом заболеваемости, это испытание пока проходит.

– Наш сценарий пока положительный?

– Я бы сказал, что мы идем не по худшему сценарию. Нам есть, с чем сравнивать – по показателю заболевших на 100 тыс. населения мы занимаем 55 место в стране. На первом месте – Москва. Если считать по этой методике, то у нас заболели 0,017% населения. Нам бы не ухудшить эту динамику.

Но мы живем в условиях распространения COVID-19 только месяц. По мнению эпидемиологов, сделать какие-то устойчивые выводы можно будет по прошествии как минимум двух месяцев.

– Как чувствует себя малый бизнес во время пандемии? Насколько может сократиться количество предприятий и как это отразится на экономике области?

– Нынешняя ситуация с вирусом не может не повлиять на экономику. Правительство и губернатор области с самого начала пытались найти правильный баланс между потенциальной угрозой распространения коронавируса и необходимостью сохранить работу основных отраслей экономики и предприятий, не включенных в запрещенный спектр. Я считаю, что в целом с этой задачей мы справляемся.

По данным министерства экономики Ростовской области, общее число занятых в различных отраслях на Дону составляет 1,7 млн человек, а число рабочих мест на предприятиях, которым сейчас запрещено работать, колеблется между 110-130 тыс.

Удельный вес работающих предприятий сегодня обеспечивает порядка 85% ВРП. И то количество пропусков, которое было выдано в Ростове неделю назад, вызывает желание схватиться за голову и кричать: «Караул!». Но по факту это означает, что число работающих предприятий, где соблюдают санитарные нормы, — более чем ⅔ от общего числа работающих.

Конечно, есть бизнес, который остановлен полностью – гостиницы, кинотеатры, салоны красоты, фитнес-центры. Это серьезный сегмент, который влияет на качество жизни человека. Очевидно, что эти сферы оказались под сильнейшим ударом, их судьба будет зависеть от сроков введения ограничительных мер.

Если мы не выйдем за пределы 2,5 месяцев, я думаю, большая часть закрытых предприятий при условии получения господдержки, сможет восстановить деятельность. К сожалению, часть предприятий, у которых было плохое положение на начало кризиса, восстановиться не смогут. Но пока у нас нет информации о значительном числе таких компаний.

О поддержке

– Федеральное правительство анонсировало возможное поэтапное снятие ограничений с бизнеса. Когда это будет возможно в Ростовской области?

– Несколько дней назад об этом высказался губернатор донского региона. Уже были предложения ослабления введенных ограничений, однако динамика числа заболевших не позволила эти меры реализовать.

Если мы выйдем на стабильный уровень, исключающий рост заболевших, тогда можно будет вернуться к обсуждению ослабления ограничений для бизнеса. На первом месте – мнение эпидемиологов. Как только они сообщат о возможности ослабить ограничения, эти меры будут приняты. Мы все в этом заинтересованы.

– Какие меры по поддержке бизнеса и населения вы считаете самыми эффективными?

– Все, что связано с поддержкой экономики, – это очень непростой вопрос. Потому что для Ростовской области очень велика сегментация видов производства, бизнеса и форм собственности. От власти требуется ювелирная работа, часть которой мы уже выполнили. Но в данном случае больше возможностей находится на федеральном уровне.

Еще в начале апреля мы направили в адрес федеральных органов власти предложения о мерах поддержки малого и среднего бизнеса. Часть из этих предложений в итоге были сформулированы президентом и правительством. Речь, к примеру, о выплате работающим предприятиям минимального размера оплаты труда на одного сотрудника – наше предложение было до 70 % от размера фактической оплаты труда за три месяца. Кроме того, было затронуто сокращение размеров уплаты страховых взносов. Это решение чуть более долговременное, но оно будет иметь важное значение для стабилизации экономики после выхода из коронавирусных ограничений.

На региональном уровне мы в 2 раза сократили налог на имущество для торговых центров, гостиниц, предприятий по производству тепличной продукции. С 6% до 1% снижена ставка по налогу по упрощенной системе налогообложения, до 5% — ставка налога по системе доходы-расходы (была 10%).

Если говорить о соцподдержке, в первую очередь государство поддерживает семьи с детьми, это принципиальная позиция. Мы отработали с губернатором и правительством эту тему, и с 1 июня поддержку в размере 5,5 тыс. руб. начнут получать семьи с детьми от 3 до 7 лет, где доходы на человека не больше прожиточного минимума. Мы изменили областной закон об адресной соцпомощи и увеличили с 1 до 1,5 размер прожиточного минимума, который принимается при расчете пособий, чтобы больше людей могли воспользоваться помощью. Кроме того, губернатор ввел еще две выплаты: 3 тыс. руб. на каждого ребенка, родитель которого потерял работу после 1 марта, и единоразовая помощь. многодетным семьям в размере 5 тыс. руб.

Важный блок вопросов связан с бюджетом — только за апрель мы потеряем более 4 млрд руб. доходов. А что будет дальше? С министерством финансов мы отслеживаем ситуацию, видим дисбаланс. Кроме того, нам потребовались дополнительные средства на оснащения больниц, выплаты медработникам – это около 1,6 млрд руб. Большая часть этой суммы была предоставлена федеральным бюджетом, но мы нашли и областные резервы.

– Вы упомянули, что бюджет потерял более 4 млрд руб. Эти средства область рассчитывает возместить из федерального бюджета или будет справляться без них?

– Федерация не дает деньги на наши пожелания, она дает деньги на конкретные расходы – создание новых коек в больницах, выплаты медработникам. А что касается областных проектов, это наша зона ответственности. Минфин рассчитает расходы за апрель, мы посмотрим динамику в мае, а в июне будем править бюджет с точки зрения наших возможностей.

Мы точно будем обращаться к Федерации, чтобы коллеги увидели динамику развития ситуации и дали нам дополнительные ресурсы на развитие области. Но это будет зависеть от общей ситуации в России.

– Разрешат ли жителям Ростовской области ездить на дачи?

– Насколько я знаю, такая тема обсуждается, поскольку самоизоляция семьи на даче ничем не отличается от изоляции в квартире. Просто это не должно превращаться в бесконечное путешествие туда-обратно. Думаю, что такое решение было бы оправдано, это вопрос ближайшего времени.

О жизни

– Как в связи с новыми условиями изменилась жизнь депутатов и спикера Заксобрания? Насколько известно, часть депутатов работает из дома, часть продолжает работать на местах. Как происходит, к примеру, процесс голосования?

– Последнее заседание у нас длилось дольше четырех часов, хотя раньше мы бы уложились в 2-2,5 часа. Электронная система не может обеспечить учет каждого голоса в условиях дистанционной работы. Все голосуют руками, а этом занимает больше времени. Сейчас мы все ведем приемы по телефону или по видеосвязи, на апрель у нас было запланировано порядка 100 таких приемов.

Для себя я сделал вывод, что личное общение дается мне легче, чем через Интернет. Кажется, что уходит больше энергии, да и когда смотришь глаза в глаза, видишь больше реакции.

Жаль, что мы вынуждены отказаться от дискуссионных массовых мероприятий, потому что по конференц-связи мы не сможем обеспечить большое количество участников. Но это мелочи. Главное, чтобы те решения, которые мы принимаем, отвечали запросам людей и ситуации. Думаю, пока это нам удается.

– Какие фильмы и книги вы бы посоветовали всем, кто находится в самоизоляции?

– В любой ситуации нужно сохранять позитивный настрой. Поэтому я бы и сам с удовольствием посмотрел старые советские комедии: «Операция Ы и другие Приключения Шурика», «Бриллиантовая рука», «Иван Васильевич меняет профессию». Отличные примеры того, как нужно реагировать на сложные жизненные ситуации.

Я все эти фильмы смотрел раз по 10, но ничего более правильного и профилактического в нынешней ситуации сплошного негатива я не вижу. А почитал бы стихи Бродского и Пушкина.

– И последний вопрос – Александр Валентинович, как у вас вообще дела?

– Очень напряженно. Несмотря на то, что нет привычных публичных мероприятий, напряжение идет с точки зрения понимания ситуации и способов воздействия на нее.

Надо четко понимать, какой инструментарий есть в руках донских законодателей. Он широкий, но все упирается в бюджетные возможности. И это сложный диссонанс, через который мне приходится проходить. К тому же, мы не только готовим документы, но и общаемся с людьми, поэтому мне приходится сталкиваться с разными ситуациями.

По материалам https://rostov.rbc.ru/